ТЕАТР "ТРЕХ РЕВОЛЮЦИЙ"

Автор этой публикации Светлана Нафинова учится в 10 классе новгородской гимназии "Исток". Она всерьез увлечена историей. Ее исследование, посвященное новгородскому театру признано одним из лучших на городской конференции научных обществ "Мое отечество".

Театр в Новгороде появился благодаря стараниям отставного офицера Курдюмова, который, насмотревшись на театры в Москве и Санкт-Петербурге, решил создать в Новгороде частную театральную труппу.
От тех давних времен сохранились афиши - на голубой, серой, розовой бумаге. Старинные шрифты с чопорным "ъ" извещали новгородцев, живших в 1862 г., что в среду 21 января в театре Курдюмова пойдет "Ревизор" - оригинальная комедия в 5-ти действиях, сочинения Н. В. Гоголя". Городничего играл в тот день г-н Малов, Хлестанова - г-н Александров. В ГАНО сохранился репертуар новгородского театра за 1865 г., который представлялся властям на учреждение. Перечень содержал около 200 названий! Все спектакли разделены на 4 группы: 60 драм, среди них - "Эсмиральда", "Гамлет", "Отелло", "Горькая судьбина". Около 70 комедий - "Горе от ума", "Женитьба", "Игроки" и т.д. Около 80 водевилей: "Девушка-гусар", "Ямщик", "Голь на выдумку хитра". И 10 оперетт "веселого содержания".

Настоящий театр - пульс времени, зеркало общественных настроений. Не всегда сохранялось пристойное благополучие и в театре Курдумова: "... дерзость актеров дошла до того, что даже публично на сцене заявляются порицания и насмешки на священные обряды христианской религии". - возмущается вице-губернатор в письме к полицмейстеру 6 февраля 1865 г. Было предписано представлять на проверку "накануне каждого спектакля выписку тем или сами оригиналы, которые предназначены для прочтения".

Так 26 января 1865 г. полицмейстер доносил начальству: "Вчерашнего числа во время представления в дивертисменте актер Малов вопреки распоряжению дирекции, которую ему было разрешено прочитать стих "Секретарь", прочел им самим импровизированный рассказ... Рассказ этот есть кощунство на православную религию... Актер был препровожден на гауптвахту и оштрафован на 10 рублей". На этом донесении кто-то сделал приписку: "Малов... вдов, имеет двух несовершеннолетних детей и живет в крайней бедности". А ведь был он, наверное, неплохим артистом - играл в Новгороде несколько сезонов и занят был на г лавных ролях. Представляете, какое это суровое наказание для "крайней бедности"? 

Иногда владельцу театра Курдюмову удавалось пригласить в Новгород какую-нибудь театральную знаменитость. 15 января 1864 г. в пьесе А. Н. Островского "Тяжелые дни" роль Мудрова исполнял столичный актер и драматург Александр Каратыгин, не менее известный брат великого русского артиста. Еще интересное документальное свидетельство в архиве: "... известный трагик Ковентгарденского театра в Лондоне г-н Олдридж, посетив Новгород, дал случай здешним жителям оценить его замечательный талант..."

Это произошло в 1865 г. Плачевное зрелище в те годы являл собой театр. "Здание нашего театра не отличается ни поместительностью, ни красотою, ни удобством, ни даже прочностью", - с сокрушением писала местная газета "Новгородские губернские ведомости" (23 октября 1865 г). В сезон 1865-66 г.г. в труппе театра насчитывалось всего 10 актеров. Посещаемость была плохая. И вдруг радостная для каждого театра весть: едет Олдридж. На спектаклях с участием Олдриджа зал был полон. Олдридж играл 4 вечера, выступив в ролях Отелло и Шейкола в одноименных трагедиях Шекспира. "Излишне нам было бы хвалить этого слишком известного трагика, - его талант итак изумителен, он производил фурор, несмотря на то, что исполнял роли на английском языке", - писали все те же "Новгородские губернские ведомости". Кроме того, он выступил в водевиле "Мулат, или негр-слуга". Исполнял он трагедии, как было выше сказано, на английском языке, а зрителям были розданы тексты его ролей в переводе на русский язык. Роль слуги в водевиле негретянский актер большей частью исполнял на русском языке. Вряд ли было известно тогда новгородским зрителям, что половину собранных со спектаклей средств Айра Олдридж отдавал на освобождение негров от рабства. А деньги от последнего выступления носили в пользу женской гимназии. Меньше недели пробыл Олдридж в Новгороде, но за это короткое время успел подружиться с хлебосольными и радушными зрителями Новгорода. Казалось, все шло хорошо и вдруг над шумной театральной жизнью новгородцев, а заодно и над содержанием театра отставным унтер-офицером Курдюмовым зашла гроза - 21 марта 1866 г. по указанию городских властей здание осмотрела специальная комиссия, обнаружила его состояние ненадежным для зрителей и поставили вопрос о его закрытии. 

Из докладной записки Курдюмова городской думе вырисовывается история театра в нашем городе: "Новгородская дума в 1860 г. разрешила мне на принадлежащим городу месте в малом садике против городского сада устроить дощатый балаган для представлений прибывшего тогда в Новгород г-на Клапнери с учеными обезьянами". После отъезда дрессировщика балаган был оборудован под цирк, а в 1862 г. приспособлен "для драматических представлений". Здание все же было бревенчатым, а не дощатым. Замеченные недостатки хозяин обещал в скором времени устранить, чтобы "успеть пригласить в Новгород драматическую труппу артистов, тем самым дадите возможность трудами моими доставить кусок хлеба для многочисленного моего малолетнего семейства, - заканчивал письмо проситель. Разрешение на сезон 1866 г. было получено. В этом же году в Новгороде началось возведение нового театрального здания.

"Необходимо составить дирекцию для приемки здания от строителя-подрядчика и дальнейшего руководства театром", - беспокоится губернатор. Однако городская дума проявляет хладнокровное спокойствие по этому поводу.
О последующей истории Новгородского театра сообщает письмо из архивных данных городского головы рыбинскому коллеге от 7 мая 1878 г. "В Новгороде недавно сгорел городской деревянный театр. Предлагается выстроить новый, каменный. У Вал в Рыбинске выстроен таковой, а потому желательно иметь план этого театра, а также смету, чтобы знать чего стоила постройка". Так началась новая страница, в судьбе Новгородского театра, на сей раз ее можно было назвать "долгими слезами каменного проекта". Новгородский губернатор в 1867 г. докладывал министру, что он организовал постройку театра на пожертвования и пособие от города. 

Для подыскания подходящего проекта Дума обратилась также в общество петербургских актеров. Столичные зодчие рекомендовали объявить конкурс. 30 мая Дума обсудила это предложение и приняла его. Назначив денежный приз за 1 место 300 рублей, за 2 место 200 рублей, а за 3 место 100 рублей. И постановила: "Планы передавать в общество Санкт-Петербургских архитекторов для окончательного рассмотрения". 20 мая 1881 г. Петербургское общество архитекторов присылает в Новгородскую городскую думу три проекта, занявшие призовые места. Но Дума не спешила приниматься за трудоемкое строительство. 
В сентябре 1913 г. специальная комиссия снова, как когда-то, признает существующий деревянный театр опасный в пожарном состоянии. Снова извлекаются из архива проекты 1881 г., которые уже устарели, наиболее приемлемым посчитали проект академика В. А. Шретера - после некоторой доработки Казабы, на сей раз дело сдвинулось с места. 25 ноября состоялся осмотр ям. Но из-за первой мировой войны работы так и не завершились.

Но на фоне этих событий происходили другие, более важные. Как мы знаем театр Курдюмова сгорел и через 2 года после пожара бывший актер и антепренер, в одном лице, Нил Иванович Богдановский, на сцене Мерянский, обратился 16 мая 1886 г. в Думу с прошением: "Ввиду расположения новгородской публики к театру я принимаю смелость... разрешить мне построить на месте детской гимнастики на собственный мой счет временное деревянное здание для театральных представлений и пользоваться им без всякой арендной платы городу, а также открыть в театре буфет. Я также обязуюсь перенести площадку гимнастики на свои средства". В этот же день Городская Дума выслушала доклад и проголосовала 12 голосов против 8-ми, признав неудобным разрешить устройство театра в летнем саду и приняла предложение о предоставлении Гласных Богдановскому права устройства театра на газоне" с некоторыми льготами: безвозмездно на 6 лет право пользоваться местом, отведенным ему для театра, с предоставлением Богдановскому открытия буфета при театре без взыскания с н его акциза в пользу города. Причем Городская Дума постановила: так и не дозволять в летний сезон никаких представлений в цирке.

А 10 июля 1866 г. Городская Дума разрешила Н. И. Богдановскому посадить деревья вокруг здания театра и установить ограду. Нил Иванович сообщал, что по плану театр будет 9 сажень в ширину и 15 сажень в длину. Так что здание не будет мешать рядом стоящим домам.
Итак, театр был построен. И 8 сентября 1891 г. в Новгород прибыла актерская труппа в количестве восьми человек, из которых было всего две актрисы - Ларская и Богданович и только два актера - Уралов и Кригер. Их было небольшое число так как по дороге в Новгород многие актеры отказались от платы и поехали в другие города. Когда актерская труппа прибыла на место, то из окон вагона они увидели этот древний город с его старинными башнями, с золотым куполом Софийского собора и по-осеннему пышной зеленью.

В то время театр был деревянный с паровым отоплением. Первоначально театр был построен как летний, а когда дела пошли хорошо, то его переделали на зимний. Внутри театра поддерживалась идеальная чистота. Барьеры лож были украшены портретами писателей, арка сцены перед занавесом была расписана заботливыми руками самого Нила Ивановича всевозможными цветочками, листочками и клеточками. В уборных висела пепельница и приспособления для тушения пожара. Тут же находились небольшие костюмерная и парикмахерская. 

Кригер пишет: "Когда мы вошли, труппа была в сборе. Ладов подвел меня к молодому человеку высокого роста, очень симпатичному с длинными курчавыми волосами, своей наружностью походившему скорее на композитора. Назвав свою фамилию, я услыхал в ответ: 
- Собольщиков - Самарин. Очень рад!

Николай Иванович Собольщиков - Самарин производит впечатление незаурядного человека. Его милое, открытое лицо вызывало симпатии. Весь его внешний вид говорил, что это актер многообещающий. С первых же недель нашего сезона Николай Иванович, сыграв две-три роли сразу стал любимцем нашим как режиссер, обладая громадной фантазией, талантом, художника, 

Николай Иванович ставил сложные пьесы и создавал обстановку сцены буквально из ничего. Играл Николай Иванович все, что приходилось. Он как бы искал еще амплуа, но все сыгранные им роли неопровержимо доказывали, что он "герой". Новые пьесы шли у нас ежедневно, и можно было только удивляться, как и когда Николай Иванович успевал справляться со своей работой первого актера и режиссера".

Надо сказать несколько слов о людях, работающих в новгородском театре, как временно, так и постоянно.
Администратором был Николай Васильевич Извольский, он был также и неплохим актером. Он любил устраивать концерты и спектакли в военных частях, расположенных близ Новгорода.
Актер Иван Николаевич Леонов. Очень красивый человек, он поражал сердца многих дум. Но отличался Иван Николаевич не только своими любовными похождениями, но и прекрасной игрой на сцене, его репертуар был обширен: "Картуш", "Кин", "Было да прошло".
Комик Иннокентий Николаевич Сарматов. Родился в Сибири. Окончил Томский университет и пошел против воли отца на сцену, за что был изгнан из родительского дома. Актер был вдумчивый, старательный, но без огонька. Он плохо видел, что очень мешало ему на сцене. Сарматов работал в труппе актеров, которые очень часто переезжали из города в город. И несмотря на огромную любовь к Новгороду ему приходилось уезжать из него. Последний сезон он работал в Орле, где заболел и скончался.
 


© 1998 Новгородские ведомости