письмо в редакциюНовостийный центр
В оглавление
Устройство ганзейской конторы
История торговых связей

Оба двора, Готский и Немецкий, были составными частями ганзейской конторы в Великом Новгороде, существовавшей здесь на протяжении нескольких столетий. Руководство конторой осуществляли непосредственно ганзейские города: сначала Висбю и Любек, в дальнейшем к ним присоединились ливонские города Рига, Дерпт, Ревель. Устройство ганзейской конторы в Великом Новгороде, организация быта и торговли во дворах, взаимоотношения с новгородцами строго регламентировались специальными постановлениями, записанными в скру (что означает «книга законов» или «судебник»), которая была своеобразным уставом конторы. С изменением условий торговли, политической обстановки, торговых взаимоотношений между Великим Новгородом и его западными партнерами менялась и скра. Известно семь ее редакций, пять из которых относятся ко времени независимого Великого Новгорода: первая дошедшая до нас редакция скры датируется первой третью XIII в., пятая - рубежом XIV-XV вв. Скра строго регламентировала не только весь распорядок жизни и быта ганзейских купцов, но и само ведение торговли. В IV и V редакциях содержится немало статей о правилах торговли воском, мехами, тканями, вином, пивом. Основным местом торговли был Немецкий двор, куда приходили новгородские купцы, чтобы договориться о сделках и забрать товар. Ганзейские купцы также приобретали новгородские товары непосредственно на усадьбах русских партнеров. Торговля носила оптовый и меновый характер. Ткани продавались поставами, запечатанными специальными пломбами, соль - мешками, мед, вино, сельдь, цветные металлы - бочками. Даже мелкие штучные товары продавались большими партиями: перчатки, нитки, иголки - дюжинами, сотнями, тысячами штук. Русские товары также закупались оптом: воск - кругами, мех - сотнями шкурок. Строго соблюдался и меновый характер торговли, т.е. наличный товар за наличный товар. Категорически запрещалась торговля в кредит под угрозой конфискации товара, приобретенного незаконным способом. Приезжать в Великий Новгород и жить во дворах имели право только купцы ганзейских городов, всегда стремившихся к монопольной торговле. Во всех редакциях скры и в переписке городов настойчиво повторялся запрет вступать в компанию с неганзейцами (особенно с главными конкурентами Ганзы - голландцами и фламандцами) и привозить их товары в Великий Новгород. Общее число купцов, находившихся одновременно в обоих дворах, достигало 150-200 человек в самые благоприятные времена. Однако, в связи с упадком новгородско-ганзейской торговли в XV в., количество купцов, приезжавших в Великий Новгород заметно сократилось. Сохранился список купцов, составленный при закрытии конторы в 1494 г., который включал 49 купцов из 18 городов Германии и Ливонии. Поначалу при недостатке мест во дворах ганзейские купцы могли останавливаться для проживания в новгородских усадьбах, что было зафиксировано при археологических раскопках одной из таких усадеб на соседнем с Немецким двором участке. Здесь в слоях XIV-XV вв. были найдены западноевропейские бытовые предметы, подтверждающие пребывание на усадьбе ганзейских купцов.

Приезжавшие в Великий Новгород из разных городов ганзейские купцы представляли собой единое немецкое (ганзейское) купечество, которое во всех действиях руководствовалось статьями скры и общими постановлениями и возглавлялось выбранными из его среды старостами. Старосты были главными судьями во дворах, они строго следили за исполнением всех постановлений скры, назначали штрафы и другие виды наказания, улаживали все возникающие между ганзейскими купцами конфликты. В обязанности старост входило также ведение переговоров с русскими, проверка товаров, получение налогов с купцов, назначение досмотрщиков, т.е. контролеров различных товаров. Наряду со старостами дворов выбирались старосты церкви св. Петра, главной обязанностью которых было сохранение прав церкви, всех привилегий и посланий городов. Старосты церкви св. Петра принимали от купцов клятву соблюдать все постановления скры. Кроме того выбирались старосты жилых помещений, фогты. В конторе, кроме административных, были и другие должностные лица. Главной фигурой среди них был священник, проводивший богослужения, а кроме того писавший официальные и частные письма. В конторе имелись также переводчик, ливцы серебра, досмотрщики (т.е. контролеры) сукон, воска и вина; портной, пекарь, пивовар. До XV в. пиво варили по очереди сами купцы. Главным законодательным органом конторы было общее собрание купцов под председательством старост двора и церкви св.Петра или заменявшего их управляющего. Собрание обсуждало все важнейшие дела конторы. Здесь зачитывались письма городов, сообщения послов, происходил суд по торговым и уголовным делам. Некоторые важные решения вывешивались для всеобщего ознакомления, здесь же вывешивались имена новгородских купцов, с которыми запрещалось торговать. Ганзейское купечество в Великом Новгороде постоянно заботилось об охране дворов и церкви от пожаров и от всяких посягательств со стороны новгородцев.. Охрану дворов несли по очереди днем и ночью все купцы за исключением старост. В церкви дежурили только ночью, а днем запирали ее на замок, ключ от которого хранился у старосты церкви. Для охраны дворов содержались собаки, которых на ночь спускали с цепей.

История новгородско-ганзейских отношений изобилует торговыми конфликтами, запретами на торговлю, частыми столкновениями между иноземными купцами и жителями города. Чаще всего конфликты возникали из-за несоблюдения той или иной стороной правил торговли. Одним из основных правил было следующее: в случае нарушения одним из купцов правил торговли предъявлять иск следовало только виновному лицу. Тем не менее, судя по источникам, подобные нарушения влекли за собой арест всех новгородских купцов в ганзейских городах и арест немецких купцов в Великом Новгороде. Ограбление новгородцев где-нибудь в Балтийском море или в Ливонии влекло за собой задержание всех немецких купцов в Великом Новгороде. Особенно участились взаимные аресты купцов и товаров во второй половине XIV в., закончившиеся торговой войной 1385-1391 гг., после которой в 1392 г. был заключен Нибуров мир. Однако мирные отношения продолжались недолго, спустя несколько лет вновь начались взаимные претензии к качеству товаров и обвинения в несоблюдении правил торговли. Частой причиной разрывов торговых отношений были войны и политические конфликты между Великим Новгородом и его противниками (чаще всего Ливонским орденом и Швецией). Хотя в торговых договорах оговаривалось, что во время войны купцам гарантировался «чистый путь», т.е. свободное движение по торговым путям, тем не менее на практике всякий раз с началом войны объявлялась торговая блокада. Иногда конфликты возникали непосредственно между жителями Великого Новгорода и иноземными купцами, что нередко вело к приостановлению торговли. В периоды особенно острых конфликтов ганзейские купцы закрывали церковь и дворы, забирали свое имущество, все ценности, казну и архив конторы и покидали Великий Новгород. Ключи от дворов они передавали на хранение архиепископу Великого Новгорода и архимандриту Юрьева монастыря как высшим церковным иерархам Великого Новгорода, т.е. особо доверенным лицам. Новгородцы в свою очередь стремились задержать ганзейцев в городе до удовлетворения своих требований. Точка в новгородско-ганзейских отношениях была поставлена Иваном III в 1494 г., когда ганзейская контора в Великом Новгороде была по его указу закрыта, ганзейские купцы и их товары арестованы и отправлены в Москву. Через 20 лет, в 1514 г., ганзейская контора вновь была открыта в Великом Новгороде, но это была уже другая страница и в истории Великого Новгорода, и в истории Ганзы.

История ганзейской конторы в Великом Новгороде свидетельствует о том, что она была изолированным, замкнутым поселением немецких купцов в отличие от ганзейских контор в Брюгге и Лондоне. По признанию исследователей, новгородская контора - явление уникальное в ганзейской торговле. В некотором смысле она являлась образцом для других контор Ганзы в организации замкнутых во всех отношениях (церковном, правовом, хозяйственном и социальном) поселений внутри чужого города. Однако этот идеал был недостижим и подобные меры изолированности лишь частично были применены в ганзейских конторах в Лондоне и Брюгге.

 
размещено при поддержке ОАО "Новгородтелеком"